За две недели до выхода книги Роулинг даёт интервью

В новом интервью Роулинг, которое показали в передаче «Пятничный вечер с Джонатаном Россом» на британском канале ВВС, она рассказала, что собирается сделать перерыв в своей писательской работе. Пока она не говорит о своих дальнейших планах. Немного рассказала она и о седьмой книге — последнее слово эпилога теперь изменилось, а её мужу книга понравилась. Теперь историю Гарри она считает полностью законченной, но пока не может поручиться, что лет через десять не захочет написать продолжение. Но это кажется ей маловероятным.
Роулинг уже видела пятый фильм, он кажется ей лучшим из всех. Открытие тематического парка в 2010 году она тоже ждёт.

Далее — ссылки на видео и перевод основных моментов из интервью.


Полный текст передачи; видео в формате Quicktime MP4 — 80MB (англ.):
http://www.accio-quote.org/articles/2007/0706-bbc-ross.html

Основные моменты из интервью:

— Теперь вам легче? Вы просто привыкли к вниманию, или… теперь книги закончены и всё позади?
— Думаю, теперь, когда все книги закончены, это настоящая свобода. Чувствую себя более спокойной. Наверное, я могу появиться здесь, разбиться, сгореть, и разве это что-то будет значить?

— Какое время вашей жизни вы провели с этими книгами, с этими персонажами?
— Семнадцать лет… Мне было 25, когда я придумала их.
— И сколько прошло времени от идеи до момента, когда первая книга была закончена и опубликована?
— (задумывается) 7 лет. Да, последние 10 лет меня публиковали.
— Вы уже знаете, что собираетесь написать следующим? Что вы теперь планируете?
— Перерыв.
— Просто долгий перерыв?
— Просто хочется отдохнуть. В самом деле.

— Вы думаете вернуться к художественной литературе, которую могут читать дети и взрослые, как книги о Гарри Поттере, или…
— Честно, я пока не знаю. Я всё время говорила (и пока ничего не меняется), что если я когда-нибудь буду писать для детей младшего возраста, я никогда не буду считать эти книги вторыми «Гарри Поттерами».

— Правда ли это — я слышал, так говорили — что в начале работы над книгами вы написали эпилог?
— Эпилог писался многие годы, да.
— И вы надёжно хранили его всё это время?
— Да, вообще считалось, что я надёжно его хранила, но это, конечно, было не совсем так. Я постоянно теряла его дома. *зал смеётся*

— Вы с самого начала знали, чем всё закончится?
— Да, разумеется.
— И у вас никогда не появлялось желания передумать? Некоторые писатели, с которыми я разговаривал, узнавали своих персонажей ближе, пока писали о них, хотя знали, как собирались с ними поступить. И некоторые персонажи развиваются намного больше, и отношение к ним меняется.
— Я немного изменила. Умирают двое из персонажей, которых я вначале собиралась оставить в живых. Но некоторые подумали, что только двое из персонажей умирают в книге, и что там кровавая бойня. Нет, такого там нет, но их больше, чем двое.

— Кому из ваших родных или близких вы разрешили прочесть новую книгу, как много их было?
— Один. Мой муж.
— Он фанат ваших книг?
— Он не прочитал ни одной из них, пока мы не встретились, но… теперь он будет говорить, что фанат, да? Ему понравилась седьмая.
— Что насчёт ваших детей, я знаю, ваша старшая дочь очень их любит.
— Да, ей почти 14.
— Она ещё не прочитала?
— Нет. Но ей достанется мой первый экземпляр.
— Наверное, нужен хороший контроль, чтобы не разрешить вашей старшей дочери, которая знает книги, прочитать последнюю.
— Она и не хотела получить её до того, как закончится семестр в школе. Потому что давление на неё было бы достаточно большим.

— Насколько это сложно — хранить такие вещи в секрете и молчать? Если бы книга всплыла каким-нибудь образом, она бы появилась в интернете.
— Появилась бы. Последние три книги украли из типографии.
— Правда?
— Угу.
— То есть, когда рукопись передали в…
— Да-да.
— Но как они их вернули? Что потом случается? Они были опубликованы нелегально?
— Все три из них исчезли на этапе печати.
— И все из них вернули?
— Да. Это долгая история, и я знаю её только наполовину.
— Это был домашний эльф? *зал смеётся*
— Нет. Это был охранник-поклонник.

— Насколько сложными были для вас переговоры об экранизации, и какие права вам оставили?
— Сначала я отказалась, потому что «Уорнер Бразерс» не были единственными, кто хотел снять фильм, и я отказала всем. Но «Уорнеры» вернулись, они подумали, что вопрос был в деньгах, и они предложили мне больше, но я отказалась и объяснила им — дело было в том, что мне не хотелось отдавать им право на продолжение истории. И сказала, что если они готовы принять условие о том, что любые продолжения фильма будут моими продолжениями, мы можем договориться.
— Значит, возможно… они хотели купить права на персонажей.
— Да, именно, и могли бы выпустить «Гарри едет в Лас-Вегас» или Гарри… что угодно.

*показывают фотографию Гарри, Рона и Гермионы из первого фильма; комментарии — они выглядят совсем маленькими*

— Вам странно, что они стали частью вашей жизни, как и книги.
— Они стали. Это особая связь, в самом деле. Она немного материнская и в то же время они играют нечто, что вышло из моей головы, и это объединяет — когда в вас обоих живут одни и те же персонажи, и это даёт странное впечатление, с моей точки зрения.

— В целом вы довольны тем, как отбирали актёров к фильмам и как их снимали?
— Да, мне понравилось. Сохранить их полностью британскими, наверное, было огромным достижением, потому что необязательно осталось бы так.

— Насчёт нового фильма. Вы видели его, вы были на премьере, конечно же.
— Была, да.
— Что вы думаете о фильме?
— Он замечательный. Думаю, он лучший.

— Последним словом в седьмой книге был «шрам». Это было так? Так и осталось?
— Так было целую вечность, но теперь… нет.

— Он не заканчивается словом «шрам»?
— Нет. «Шрам» довольно близко к концу, но это не последнее слово.
— Могу ли я спросить, какое слово последнее?
— Нет.

— Что вы чувствовали, когда закончили книгу?
— Не знаю, с кем сравнить, не так уж многие закончили серию из семи книг, на которую ушло семнадцать лет, но на самом деле закончить её… *вздыхает* было самым замечательным ощущением из всех, что когда-либо у меня были. Не могу сказать, что преобладало, эйфория или опустошённость.

— Вы плакали, когда её закончили?
Я не плакала, когда закончила, но ближе к концу была глава, от которой я просто ревела. Это было невероятно. Когда я закончила её писать — она задумывалась так давно — и когда я закончила её писать, я была одна в гостиничном номере, и я взяла, знаете, такие маленькие бутылки шампанского, я плакала навзрыд и открыла мини-бар и достала такую, сидела там и пришла домой с размазанной тушью. Это было жёстко.

Соберётесь ли вы когда-нибудь написать ещё немного «Гарри Поттера»?
— Думаю, история Гарри приходит ко вполне ясному концу в седьмой книге, но я всегда говорила, что не скажу «никогда». Не могу сказать, что никогда не напишу другую книгу об этом мире, просто потому, что мало ли, вдруг через десять лет я захочу вернуться к нему [этому миру]. Но думаю, что это маловероятно.

— Я восхищён, потому что мне нравится тематический парк. У Гарри Поттера будет свой маленький мир как часть тематического парка «Юниверсал». (*Роулинг соглашается*) Он будет во Флориде или в Лос-Анджелесе?
— Во Флориде.
— Флорида… да, конечно, у них там больше места. Они собираются устроить там территорию Хогвартса?
— Будет Хогсмид и Хогвартс.
— И можно будет попасть на любую площадку «Хогвартс-экспрессом»?
— Он там будет. Можно будет всё. Это будет чудесно.
— Не могу дождаться. И когда тематический парк откроется?
— Наверное, в 2010-м или около того.
— Знаете, даже это звучит как невероятное будущее. Но время летит, и вот вы уже стоите в семичасовой очереди.
— Я могу повести туда детей. Думаю, там будет чудесно.

Перевод: Actani, www.hpforum.ru

Поделиться ссылкой:Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on Tumblr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментариев к статье “За две недели до выхода книги Роулинг даёт интервью”: 2

  • А о чем можно написать в следущей части? О том как окажется, что у темного лорда есть приемник и дети Гарри Поттера будут бороться со злом, как их отец? Мне кажется, что нестоит писать продолжение, ведь многие с радостью вздохнули, когда узнали о смерти Волан-де-Морта.

    Ответ
  • О, да, я кажется догадываюсь над какой главой она рыдала. Я тоже рыдала, не над тем моментом, где Гарри узнал, что должен умереть,и ненад тем, где идёт в лес к пожирателям. И даже не там, где всё заканчивалось. Это была история Снейпа. «Жесть» — правильно она сказала. Я читала ночью и вдруг так разрыдалась! Я пыталась успокоиться, но меня всю трясло, и я вновь содрогалась в истерических слёзах, сжимала мокрую подушку, не могла остановиться. Пошла попить воды, умылась, остановилась и вдруг опять как накатит! Я села на пол и больше не могла подняться. Ни о чём не думала, просто рыдала, рыдала… Очень долго. Я многое поняла в ту ночь. Слёзы уже не останавливались до самого окончания книги. Потом понадобилось много времени, чтобы полностью осмыслить каждую мысль, каждую идею, прочувствовать всё без остатка. Это гениальное произведение, скажу я вам. Оно учит тому, чему не научит ни один учебник, но самому важному! И каждый раз, перечитывая последнюю часть, я открываю для себя что-то новое. Я преклоняюсь. Не перед Гарри, не перед другим героем… Перед Джоаной.

    Ответ


Скопировать