История магии Северной Америки: Закон Раппапорт

В 1790, пятнадцатый президент организации МАКУСА, Эмили Раппапорт, ввела закон, целью которого была полная изоляция сообщества волшебства от не-магов. Это привело к одному из самых серьезных нарушений Международного Статута о Секретности, и в дальнейшем, к унизительному осуждению конгресса Международной конфедерацией магов. Причиной того, почему это дело было настолько серьезным, был тот факт, что нарушение исходило из самой организации.

Одним словом, с этой катастрофой была связана дочь верного президенту Раппапорт хранителя сокровищницы и драготов (драгот — валюта волшебников Америки, а хранитель драготов, соответственно, это приблизительный эквивалент министра финансов США) Аристотеля Твелвтриса. Он был компетентным человеком, но его дочь, Доркас была настолько же недалекой, насколько она была красивой. В Ильверморни она, скажем так, не блистала умом, и во время получения высокого поста ее отцом, все еще жила дома, лишь изредка практикуя магию, проявляя интерес только к одежде, прическам и вечеринкам.

Однажды, во время пикника, Доркас Твелвтрис до безумия очаровал красивый не-маг по имени Бартоломью Бэрбоун. Вот только она не знала о том, что Бартоломью был из рода магических охотников за головами. Никто из его семьи не владел магическими способностями, но его представление о магии было несокрушимо, как и убеждение в том, что все ведьмы и волшебники — это чистое зло.

Не осознавая явную опасность сложившейся ситуации, Доркас приняла настойчивый интерес Бартоломью к ее «фокусам» за чистую монету. Поддавшись безыскусным чарам своего кавалера, она рассказала ему секрет местонахождения МАКУСА и Ильверморни, а также поделилась информацией о Международной конфедерации магов и о методах, с помощью которых эти организации защищают и скрывают магическое общество.

Собрав столько информации, сколько смог заполучить от Доркас, Бартоломью украл волшебную палочку, которой она ему так игриво хвасталась, и показал ее всем местным газетчикам, а потом собрал вместе вооруженных друзей и начал преследовать ведьм и волшебников, намереваясь, если повезет, убить всех местных магов. Но на этом Бартоломью не остановился, он дал в печать брошюры, в которых были указаны адреса мест, в которых собирались ведьмы и волшебники, и разослал их влиятельным не-магам, часть которых была весьма заинтересована в обнаружении потенциальных мест «зловещих оккультных собраний».

Опьяненный своей миссией разоблачения ведьмачества в Америке, Бартоломью Бэрбоун перешел все границы человечности, расстреляв группу волшебников МАКУСА, которые, как оказалось позже, были обычными не-магами, случайно очутившимися рядом. К счастью, никто из них не был убит, но ему пришлось отбыть за это тюремный срок, уже не говоря о дискредитации. Это было большим облегчением для организации МАКУСА, которой дорого стоила глупая опрометчивость Доркас.

Брошюры Бартоломью распространялись все дальше и дальше, и несколько газет приняли их достаточно серьезно, чтобы напечатать изображения волшебной палочки, принадлежащей Доркас, с примечанием, что одним взмахом она может «завалить быка». Это привлекло столько внимания к штабу МАКУСА, что им пришлось переехать в другое место. Во время публичного собрания Международной конфедерации магов президенту Раппапорт пришлось признаться в своей неуверенности в том, что все, кто владел информацией, раскрытой Доркаc, были устранены. Утечка была столь большой, а информация — столь детальной, что последствия этого были ощутимы еще много лет.

Хотя большинство представителей магического сообщества требовали наказать ее пожизненным тюремным сроком или даже смертной казнью, Доркас провела всего лишь один год в заключении. После своего освобождения она уже жила в совсем ином магическом сообществе, и до конца жизни, на протяжении которой ее единственными друзьями были собственное отражение в зеркале и попугай, Доркас не покидало чувство глубокого позора и тяжелого потрясения.

Неосторожность Доркас привела к введению закона Раппопорт. Его суть заключалась в строгой изоляции магического сообщества от не-магов. Волшебникам больше не позволялось вступать в брак или поддерживать дружеские отношения с не-магами. Любые личные отношения с ними несли за собой суровые наказания. Связь с не-магами была позволена только с целью поддержания повседневной деятельности.

Закон Раппапорт также был основной культурной разницей между американским и европейским магическими сообществами. В Старом Свете государства не-магов и магические сообщества всегда сотрудничали и поддерживали связь на определенном уровне. В Америке же организация МАКУСА действовала в полной независимости от государства не-магов. В Европе ведьмы и волшебники вступали в брак и поддерживали дружбу с не-магами; в Америке же они все чаще воспринимались как враги. В общем, закон Раппапорт загонял магическое сообщество Америки, которое и так не совсем ладило с недоверчивым населением не-магов, все глубже в подполье.

Источник

Поделиться ссылкой:Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on Tumblr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *